rabfac (rabfac) wrote,
rabfac
rabfac

Ещё один Колчак


Установка досок преступникам приобретает в этом году характер эпидемии — две доски в Петербурге (Маннергейму и Колчаку), теперь ещё и на Алтае - Колчаку.
В Гражданскую Алтайский край был глубоким тылом Белой Армии, но тем не менее там шли полномасштабные боевые действия. Восстаниями против Верховного правителя была охвачена вся Сибирь, что не удивительно - никто не хотел в прежнее ярмо впрягаться.

Представление о том, как себя чувствовали бывшие «хозяева жизни» в своём же тылу дают воспоминания Георгия Думбадзе, офицера штаба генерал-лейтенанта Розанова, руководившего операциями против красных партизан:

«Прибыв в Красноярск, я впервые увидел огненное пламя партизанщины, охватившее всю губернию. Хождение по улицам Красноярска было сопряжено с большим риском. Банды красных и отдельные большевики под видом правительственных военнослужащих убивали офицеров, пользуясь покровом ночи. Никто не был уверен, кем он остановлен для проверки документов: настоящим законным патрулём или маскированными красными террористами. Поджигание складов и магазинов, перерезывание телефонных проводов и многие другие виды саботажа происходили буквально каждые сутки. Свет в домах не зажигался или окна завешивались тёмной материей, иначе ручная граната бросалась на свет в квартиры. Я помню, как мне приходилось ходить по улицам ночью, держа в кармане заряженный браунинг. Всё это было буквально в сердце Белой Сибири».

Думбадзе почему-то не решается сказать, что было причиной такой ненависти народа к «белым», объясняя причину поражения: «белые проиграли в Сибири без всяких стратегических поражений от Красной армии, а причина их гибели была в беспорядках в тылу».

Так что же явилось причиной такой ненависти? Об этом наверняка помнят жители села Шипуново, чьи предки в 1918 усмирялись атаманом Анненковым, направленным Колчаком для наведения порядка. Иначе бы не угрожали стороннику Колчака, местному бизнесмену, поджогом. Несколько слов о самом Анненкове, одном из самых кровавых и беспощадных приспешников Колчака:

«В сентябре 1918 года, когда численность его дивизии достигла нескольких тысяч человек, он стал именовать ее "партизанским отрядом имени Анненкова". "Партизаны" в обращении друг к другу, включая и начальствующий состав, употребляли слово "брат", на приветствие отвечали: "Привет!" Отряд имел свой боевой значок с девизом "С нами Бог!".
Ну как тут не вспомнить фашистских солдат, бляхи поясных ремней которых были украшены такой же надписью. Но Анненков упредил Гитлера и в другом. Его "партизаны", как впоследствии и эсэсовцы, щеголяли устрашающей эмблемой череп с двумя перекрещенными костями. И в жестокости ни в чем не уступали фашистам. В обвинительном заключении по уголовному делу Б.В. Анненкова, суд над которым состоялся в июле - августе 1927 года, указывалось, что "партизаны", расправляясь и с красными бойцами, и с советскими активистами, и с простым трудовым народом, кощунственно заявляли: "Нам нет никаких запрещений! С нами Бог и атаман Анненков. Руби направо и налево!.."»


Анненков, после разгрома Колчака ушёл в Китай со своим отрядом. Военком одного из преследовавших его полков Красной Армии Василий Довбня писал в воспоминаниях:
«При позорном своем бегстве в Китай Анненков оставил за собой широкий и длинный кровавый след. На протяжении более двухсот верст, от села Глинского по берегам озер Ала-Куля и Джаланага-Куля вплоть до Джунгарских ворот (последний перевал на пути в Китай), дорога была усеяна трупами... Около озера Джаланаш-Куль летают тысячи громадных грифов, прилетевших из соседней пустыни Гоби заканчивать кровавый мир «восстановителя мира и порядка».

В Китае его отряд был разоружён, а сам Анненков вместе со своим ближайшим сподвижником Денисовым был арестован: «Осуществляла захват группа во главе со старшим советником командующего армией маршала Фына - "господином Лином". Под этим именем пребывал в Китае известный советский военачальник В. М. Примаков». В 1927 году по приговору Военной коллегии Верховного суда СССР Анненков был расстрелян.

Память о том времени ещё жива в Сибири, и Анненкову, который непосредственно занимался «усмирением» местного населения, алтайские «белые» доску поставить побоялись, а вот «полярному исследователю» - рискнули, тем более, что прецедент есть. Во всём этом удивляет скорость распространения «заразы» - три доски, включая Маннергейма (фашист ведь тоже, как никак) за год. И очевидно радикально-провокационный выбор персонажей для героизации. Для чего эти «зёрна раздора» сеят и что из них должно взойти?


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments